Черно-белая жизнь

Тема статьи: Черно-белая жизнь - разбираемся в вопросе, тренды 2019 года.

чёрно-белая жизнь.

» Жизнь — это не поле, усыпанное лепестками роз.
В ней есть и взлёты, и падения!
Не надо бояться отчаянных и трудных ситуаций,
лишь преодолев их — мы становимся — Сильней! »
.
http://www.stihi.ru/2013/07/20/7507

Поблекли с годами краски, пришёл чёрно-белый мир.
Не люди вокруг — а маски, празднуют странный пир

И мысли свой цвет сменили, оттенков в Душе больше нет.
А чувства в сердце застыли, грядёт чёрно — белый рассвет

Глаза потеряли яркость, не слышно пения птиц.
Остались лишь боль и ярость, моя чёрно — белая жизнь

Черно белая жизнь

Стихи — Черное — белое кино

Стихи — Черно-белые бусы

Драгоценный подарок черно-белые бусы
Доброй памятью тихо легли на ладонь.
Небольшая вещица, только, сколько в ней света,
Сколько нежной любви, лишь рукой ее тронь.

Я слегка прикоснусь к ним, как к памяти жизни,
Как к вершине любви, что мне дарится вновь.
Как к чарующим звукам дальних воспоминаний,
К сладким грезам мечты под названием «ЛЮБОВЬ»!

Скачать мои электронные книги Вы можете на сайте: [ссылка удалена]

Стихи — Черно-белый

Застывший черно-белый свет,
Без полутонов, без гротесков,
В палитре только «да» и «нет»,
Здесь каждый шаг очерчен резко.

Бескомпромиссность, жесткий плен
Без права на короткий роздых,
Ловушка из бетонных стен,
Удушливый, застойный воздух.

Приказ, команда, окрик, свист,
Тиски, ограничения, препоны,
Ты в них – слепой эквилибрист.
Неверный шаг – погост, вороны.

Стихи — Черно-белая смерть

Стихи — Черно — белое

Мне в детстве объясняли на картинках,
Не важен цвет,-важнее смысл игры.
В костюме сереньком и в сношенных ботинках,
По лужам шастал я до солнечной поры.

Настал тот день, что мир дарил чудесный,
Раскрась теперь свои картины в цвет.
Заметил, что все стало интересней,
Где скрылся в цвет на жизнь большой ответ.

Вода на море будет светло-голубая,
Но на губах моих остался соли вкус.
Картина сладкая становится любая,
И даже смерти побеждающий укус.

Раскрасить можно даже серое распятие.

Стихи — Черно-белое

Чёрный мир, разруха, сыро,
Неужели сердце так остыло?

Правду жизни написать,
Надоело, думаю не стОит,
Пять минут не подождать,
Кровь грехи наверно смоет.

Белый мир, все сыты вроде,
Гнев давно уже остыл,
Только нервы на исходе!
Вроде был и вроде жил.

Напечатаем проблему,
Разберём до мелочей,
Только не решим дилему,
Как бы сделать побыстрей.

На контроле, под контролем,
Не меняется одно,
Сами яму эту роем,
Доброта, за нею зло.

Стихи — Черно-белая Магия

Что ты выбираешь: Тьму, или Свет?

Один вопрос — от Бога, другой — от Дъявола?

И Тьма от Бога есть, и Свет от Дъявола.

Так что рай и ад — абсолютная брехня.

Ей дурят остриженных овечек.

А шерсть эту собирают в карман.

И прибавляют: спасибо, о мой юный подаван,

Дал шерсти — Бог тебя простит

За твоё бордельное существование.

Хотя нет.Отрежь Душу, тогда простит.

И некоторые ведь повинуются!

По храмам кучкуются.

Стихи — Вся моя жизнь — черно-белые дни.

Черная шаль накрыла мою жизнь,
И нет ничего живого,
Дьявольская боль, умоляю — згинь,
Не трогай за чувства больного.

Вся жизнь моя — черно-белые дни,
Покрытые печалью и грустью,
Черные лебеди проплывают внутри,
Не покидая преданность чувству.

Но стоит ли чувство хранить,
Как напоминание о прошлом,
А просто — стоит ли жить,
Не думая, что это возможно.

Душу мою покинули яркие краски,
Белые лебеди вымерли все,
А сердце просто рвется на части,
И не чувствую я ничего.

Стихи — Красно-черно-белое

Стихи — Черное и белое

Черная ванна, белое тело,
мыльная пена до потолка,
вот и нашла ты все что хотела,
жаль, что себя не уберегла.

Черные мысли, белые стены,
будто бы было это вчера,
блики мигалок, вой от сирены,
полы халатов и доктора.

Черные платья, белые шеи,
небо грустит потоком дождя,
а вдалеке пушистые ели
ветками машут, как бы скорбя.

Черную землю белым укрыло,
я тебя вижу только во сне,
черное что-то нас погубило,
имя твое на белой плите.

Черно-белая жизнь

­ ­

Каждому есть, что скрывать, но так и должно быть.Чем ярче снимок, тем темнее негатив.

жизнь пишется сразу.
без черновика.
хочешь ты этого или нет.

У меня есть мой маленький мир.

В котором я одна.

Я создала его давно, своими руками.Я подчинила всех, кто вмешивался в него.
Их было слишком много.
Я научилась выживать.Я стала сильнее.
Но я хочу быть слабой.
Я устала от того, что все от меня ждут чего и хотят лучшего.
А я устала оправдывать их надежды.

Я хочу показать свой мир и свою жизнь.
Наверно только потому, что я в нём одна..И мне не выжить здесь в одиночестве..

Такое знакомое для меня слово.

Добро пожаловать в мою жизнь.

­ ­

Черно-белая жизнь — Миф №2 про тяжелую жизнь, силу и слабость

Продолжаю свою любимую рубрику «Мифы» — это та информация, которая активно внедряется нам в сознание СМИ, соцсетями и передаванием «знания» от соседок, родителей, учителей и т.д.Своему ребенку, когда он чуть подрастет, я первым делом планирую потихоньку рассказывать про мифы нашего общества и про законы вселенной и как все работает ) Первый миф «Вместе навсегда» можно посмотреть тут.

На днях, в ответ на мой короткий рассказ о некоторых не простых задачах, которые передо мной сейчас стоят, мне пожелали буквально следующее:

«Оххххх как же я вам желаю, чтобы в вашей жизни было побольше белых полос, поменьше черных»

Так то оно так, я тоже себе желаю примерно того же — чтобы было поменьше действительно неприятных трудностей, чтобы те базовые вещи, которые доставляют мне удовольствие были всегда со мной, и вообще удовольствия и моментов радости было больше, чем счастья.

Но у меня отследилась сразу внутри сразу реакция «Стоп стоп стоп.Какие еще черные белые полосы?».Только тут я поняла, насколько я отвыкла жить по этому принципу устройства нашей жизни.

Давно уже не отношусь больше к жизни как к бело-черной, для меня давно уже она всегда разноцветная.Да, сейчас, в данный период моей жизни мне не просто, хотелось бы жить по другому графику и заниматься больше другими делами, чем тем, что приходится.Но я хорошо знаю, что это временно.

К тому же, если бы все было прекрасно, я бы много чего не сделала, расслабилась бы и не достигла того, что поможет мне в будущем достигнуть большего из моих мечт.

Вот эта картинка Разиной Елены хорошо передает, какой может быть жизнь и как я ее примерно ощущаю )

Я твердо убеждена, что в нашу жизнь мы приходим за двумя вещами — развитием и удовольствием.

Приходим с определенным набором недостатков, которые должны проработать, преобразовать в достоинства, с определенным набором главных жизненных задач.

Остальное варьируется в зависимости от того, насколько эффективно мы развиваемся и учимся жить позитивно, не категорично, насколько повышаем свою емкость и приятие и прокачиваем все ресурсы.

Абсолютно как в игре — чем более «прокачен» ваш персонаж, тем проще проходить препятствия, вас все сложнее убить, простые препятствия щелкаются как орешки, становятся скучны и гораздо интереснее, когда происходит какая-нибудь заварушка посложнее.

Прокачать осознанно можно (и нужно) все сферы:

работу,
деньги,
любовь,
имидж,
учебу,
семью,
искусство,
здоровье,
секс,
альтруизм,
дружбу,
транс.

(совершенно замечательная система 12 ресурсов по Марине Комиссаровой, подробнее у нее тут).

Принимаешь себя со всеми своими недостатками и достоинствами, не ассоциируешь себя со своими талантами или как (что ты – художник, или финансист, или мама), работаешь над слабыми сторонами — и тогда ты имеешь шанс жить прекрасную, интересную жизнь и встретить именно человека, с которым будет очень хорошо.

Локус еще тоже крайне важная вещь в этом момент — как ты относишься ко всему.

И вступайте в Стодневку — это лучшая среда для осознанных изменений жизни к лучшему! Я нахожусь в Стодневках уже 4 года и моя жизнь ощутимо изменилась за это время по самым разным направлениям.

Читайте подробнее по ссылке — что это, и как работает.

Я могла бы пожалеть только о том, что Стодневка не появились раньше.Но могу порадоваться, что собралась и вступила в нее сразу же, не теряя время зря.

Это — главное, что я бы порекомендовала каждому человеку.Все остальное — сверху.

Внутренний локус — ты берешь на себя ответственность за все что происходит, и в любой ситуации, смотришь, что сейчас или потом можешь сделать именно ТЫ, чтобы ситуация стала лучше, насколько она находится в зоне твоего контроля, твоей ответственности.

Внешний — пытаешься опираться на других (которые часто этого не хотят или не могут тебе этого обеспечить, или вообще не слышат тебя и не знают о тебе), чувствуешь себя жертвой обстоятельств, чувствуешь давление (хотя это ты сам пытаешься паразитировать на других), с тобой что-то делают (обижают, мучают, мало платят, придираются, не любят).Здесь и огорчения насчет прошлого, и претензии к государству или самой жизни — все, чтобы только не взять на себя ответственность за свою жизнь, а куда-то слить энергию.

От смены твоего отношения к ситуации в корне меняется ощущение от жизни, меняется сама жизнь и ее вроде бы внешние обстоятельства.

Подмена понятия «сила»

Кроме косяков с подменой понятия «проблема — задача», кроме дуальности в отношении ко всему — «черный — белый», «плохой — хороший», «красивый — не красивый», есть еще такая распространенная подмена понятий, как «сильная — ломовая».

Отсюда желание большинства женщин быть слабой и найти сильного мужчину, который будет нести на руках и на которого можно будет навесить все свои трудности.Вот это вот распространенное «Я девочка, я не хочу ничего решать, я хочу платьице».Нет понимания, что сами себе желают зла.Желают стать совсем слабыми и сломаться от любой жизненной не простой ситуации, либо впасть в зависимость по отношению к мужчине, к чему однозначно ведет такая позиция.

Женщине в такой ситуации нужно становиться сильнее, хотя она думает, что ей надо быть слабее.

Такой сильной, чтобы жизнь постепенно становилась правильно организована под нее и превращалась в основном в удовольствие.А «счастье — это побочный продукт правильно организованной жизни» — мое любимое выражение.

Понятнее, если взять пример ребенка, который плохо ходит, постоянно падает, поэтому решает что лучше будет ему не ходить, а ползать.Вместо того, чтобы учиться ходить лучше.

Одно интересное высказывание недавно услышала от одного знакомого:

«Я такой сильный, что мне постоянно попадаются слабые женщины, которые то готовить не умеют, то зарабатывать.Мне не надо прокачиваться, как ты говоришь, потому что если я стану еще сильнее, то следующая мне попадется такая, которая шнурков завязывать не умеет».

Это было очень забавно слышать, тем более что у парня зашкаливает инфантилизм и вампиризм, почти не прокачены ресурсы и кроме аддикции к работе (что тоже большой минус, на самом деле), похвастаться особо нечем.Очень часто происходят такие вот подмены понятий из разряда «я так много работаю, я устал быть сильным».

Боязнь быть сильными обычно исходит от того, что сила — пока только гипотетическая, а ресурсов нет.

Сложно ощутить, с помощью логики понять, представляет собой реальная сила, потому часто кажется что когда ты сильный, тебя загружают «по самое не могу».

На реальную силу никто никогда не жалуется, на чрезмерную трату силы в каких-то обстоятельствах — да, могут, да и то это временно, и такие ситуации помогают оптимизировать жизнь и расходы силы.

Про силу и слабость и сильных женщин у Марины Комиссаровой (Эволюции) есть отличные статьи:

Про трудности и прокачку себя

Мне очень нравится Виктор Франкл, хочу все его книги почитать.Самая известная книга его — «Сказать жизни Да! Психолог в концлагере».

Виктор Франкл был психиатром и евреем.Он был заключен в тюрьму в лагерях смерти нацистской Германии.Его родители, брат и его жена умерли в лагерях, были отправлены в газовые печи.За исключением его сестры, вся его семья погибла.Франкл сам подвергался пыткам и бесчисленным количествам унижений, никогда не зная, чем они закончатся: приведет ли это все к печам или же он будет среди «спасенных», которые убирают трупы или выгребают золу тех, кого сожгли.

Однажды, лежа голым, один в маленькой комнате, он начал осознавать, что он позже назвал «последней из человеческих свобод», свободу, которую его нацистские захватчики не могли забрать!

Они могли контролировать все его окружение, они могли делать все, что хотели с его телом, но они были не способны отнять у Франкла свободу выбора, выбора реакции на происходящее!

Он и только он мог решать, как все, происходящее вокруг, повлияет на него.Между тем, что случилось с ним, или стимулом, и его реакцией на это была его свобода ответить на этот вопрос.

Через какое-то время, благодаря ментальной, эмоциональной тренировке, Виктор Франкл обрел высочайший уровень внутренней свободы в условиях жесточайшей внешней несвободы, став источником вдохновения для окружающих его заключенных и даже для некоторых из охранников.Он помог другим найти смысл в их страданиях и достоинство в их тюремном существовании.

В разгар самых унизительных обстоятельств, которые только можно представить, Виктор Франкл использовал человеческую способность к самосознанию и обнаружил фундаментальный принцип о природе человека: между раздражителем (внешними обстоятельствами) и реакцией на него у человека есть свобода! Свобода выбора!

Вот и я так хочу ) Иметь осознанные, управляемые, проактивные (а не автоматические) реакции.Что в любой ситуации все прекрасно, удивительно и интересно, а не плохо-хорошо, грустно-весело, красиво-не красиво.

В принципе, уже сейчас более-менее так.Особенно, по сравнению с тем, что было раньше.Но хочется гораздо круче.

И толтеки говорят что самая большая удача для воина — иметь маленького тиранчика.Тиранчик — это когда действительно кто-то угрожает твоей жизни или свободе или может нанести реальный физический вред, как и в ситуации Виктора Франкла.Я писала пост про охоту на силу.

А как еще тренироваться то?

Когда все вокруг ходят веселые, добрые, белые, пушистые?

На сложных ситуациях мы учимся границы отделять, принимать человека, как есть, не осуждать, благодарности учимся.

В других не простых ситуациях я учусь оптимизировать свою концентрацию и эффективность в работе, учусь не отвлекаться и ценить каждую минуту, учусь отдыхать, учусь включать режим «Танк», когда он нужен, учусь выделять приоритетные задачи и работать в первую очередь над ними, учусь выделять не важное и говорить «нет».

Много чему учусь.

И Александр Палиенко в последнее время стал сейчас все чаще говорить, что идеального не будет никогда. А если у вас в жизни в данный момент довольно долго все идеально, то на самом деле что-то тут идет не так.Когда у тебя прямо все везде хорошо, то надо срочно идти и что-то менять, улучшать, развивать, идти в новое, пока не стало все плохо.

И Марина Комиссарова говорит, что если над ресурсом не работать, то в этой сфере все не остается, как было, а становится хуже.Работать надо всем нужно постоянно.

Я еще недавно думала, что все-таки вот-вот я налажу все дела, и все станет идеально.

Нет, теперь поняла, что не будет, и больше к этому не стремлюсь.Стремлюсь наладить максимально удобный и приятный мне базис.А так — будут постоянно разные новые сложные задачи, по витку спирали.Но, благодаря развитым основным ресурсам, они будут все более и более стабильно, и даже с удовольствием и интересом переноситься.

Поэтому внутри, там где стержень, я всегда в целом спокойна и даже всем довольна.Конечно, в момент эмоций или физической усталости да, иногда прямо очень не просто, всякое бывает в плане реакции.Потом, когда выспишься, понимаешь, что все это была ерунда.

И так будет всегда.Даже при плотной проработке каких-то отдельных реакций (например, убирая осуждение), все равно будут ситуации, в которых они будут проявляться, просто на более сложном уровне, опять же, как в игре.

А вы что думаете про силу и слабость? )

Получайте ежедневно короткие посты на тему саморазвития и личной эффективности, улучшения жизни:

Получайте анонсы подобных постов себе на почту

Подпишитесь и получайте время от времени что-нибудь действительно (!) интересное из сферы саморазвития, отношений, развития ресурсов

Я фильтрую для вас только лучшее!

Я уважаю ваше личное пространство и выполняю свои обязательства присылать только самое интересное и важное, проверенное мной на практике

Ваши вопросы, комментарии и отзывы, оставленные ниже — самая большая благодарность для меня, если эта статья была вам полезна.

Как изменить свою жизнь к лучшему и стать счастливым человеком

Черно-белая жизнь

Опубликовал Валерия Алексеева

Жизнь состоит из белых и черных полос.Это утверждение практически каждый из нас усваивает еще в детстве.Вряд ли можно найти человека, который не слышал о данной теории черно-белой жизни.

Сначала мы узнаем о том, что белые полосы сменяются черными, потом находим тому подтверждение, потом еще одно, и еще… И начинаем верить в то, что так оно и есть – жизнь, действительно, черно-белая.Не все, конечно, считают данную теорию жизнеспособной, но очень и очень многие.И те, кто верит, живут с ожиданием того, что после хорошего обязательно будет что-то плохое.Как ни странно, но чаще люди вспоминают о «полосатости» именно когда все хорошо.А вот когда у человека наступает так называемая черная полоса, то зачастую ему приходится напоминать, что следом за ней вскоре должна начаться белая.Сам он об этом почему-то не вспоминает.

А если задуматься, то возникает вопрос: с чего бы это вдруг белая полоса в нашей жизни должна обязательно сменяться черной? Почему не может быть всегда белой полосы? На самом деле может.

Кто определяет, что наступила черная полоса? Мы сами.Если у человека все идет хорошо, все складывается так, как ему надо, он полностью доволен текущей ситуацией, и вдруг в его жизни начинаются какие-то перемены, то возникает вопрос: зачем что-то менять, если все и так хорошо? Перемены в данном случае воспринимаются в штыки, ведь они нарушают размеренное и приятное течение жизни, да и теория полосатости жизни не дает покоя.Вот вам и начало негативного отношения.Затем мы, решив, что дела пошли хуже, начинаем ждать дальнейшего негативного развития начавшихся изменений.Соответственно, Вселенная получает от нас сигнал о том, что мы желаем негативного развития ситуации и, конечно же, исполняет наше желание.Не забывайте о действии Закона Привлечения, согласно которому мы сами привлекаем в свою жизнь как позитивные, так и негативные события.В данной ситуации он также действует и мы, сами того не желая, притягиваем «черную полосу» в свою жизнь.

А если взглянуть на начавшиеся после белой полосы изменения под другим ракурсом? Нам ведь не дано знать заранее, что принесут нам те или иные изменения, как отразятся на нашей дальнейшей жизни те или иные события, так почему же мы решаем, что они несут с собой что-то не очень приятное? Скорее всего, лишь потому, что с детства усвоили простую «истину»: за белой полосой следует черная.

А что будет, если мы воспримем изменения, как начало чего-то хорошего? А будет то, что в результате это хорошее мы и получим, ведь в этом случае мы посылаем во Вселенную сигнал о том, что желаем позитивного продолжения начавшихся изменений.

Помните, что мы сами можем разукрашивать свою жизнь, так пусть она будет не черно-белой, а яркой, разноцветной и радостной!

Интересное в Сети

На блоге «Психология счастливой жизни» Вы можете прочитать статью о создании системы поддержки «Треугольник счастья».

Черно-белая жизнь

Исполнитель Алексей Брынкин

Автор текста Алексей Брынкин

Автор музыки Алексей Брынкин

Размещено 05.11.2017 22:18

Скопируйте и вставьте этот код на любой сайт и плеер будет играть прямо на вашем сайте.

Комментарии (13)

Чтобы добавить комментарий войдите на сайт.

Интересная песня, не монотонная, цепляющая))) +++

Такое впечатление, что та война не закончилась))) +++

Ничего себе я попал на урок ))) Спасибо я учту

Прикольно! Чем-то Юрия Лозу напомнило, но своё))) +++

Песенный текст))) Понравилась песня! +++

Ивара, Это не текст а файл mp3 твоего экса) Одна ссылка на яндекс диск, другая на гугл.

Вот всегда говорю, я то с таким голосом пофиг что петь, я слова просто не слушаю)+

Ивара, за +++ и идею спасибо! )) и так можно! И сяк !) вроде нашёлся человек на форуме, который може

Чёрно белая жизнь.

Здравствуйте читатели блога потерянного романтика.Сегодня я бы хотел поговорить о жизни.Справедлива ли она, случайна или в ней есть закономерности.Последние события в моей судьбе натолкнули меня на эти мысли.

Какие именно события, я бы не хотел говорить, может, когда-нибудь в будущем расскажу.Скажу так, это говорит мне о том, что пора взрослеть, а не витать в облаках, нужно понимать, что наш мир не совершенен и в нём много людей, которые так и норовят подставить тебе подножку.Надо стараться разбираться в людях и доверять только проверенным, а не всем подряд.

Ладно, давайте не будем о грустном, почему же я назвал сегодняшнюю статью чёрно белая жизнь? А всё потому, что в ней есть как светлые, радостные моменты, так и грустные, печальные, которые доставляют только разочарования, и у каждого человека они присутствуют.Невозможно прожить жизнь стабильно, без спадов и подъёмом.

Каждое поражение, это лишь шаг на пути к победе.Если у вас всё плохо или наоборот, хорошо, не нужно думать, что так будет всегда.Жизнь меняется, она не стоит на месте, и вместе с ней меняемся и мы.Надо уметь переживать и преодолевать трудности, и не принимать всё близко к сердцу, из любой ситуации есть выход.

Вот, например, я перестал часто писать в блог, не из—за того, что у меня нет мыслей, или мне надоело, а просто у меня сейчас сложный период в жизни, так сказать, чёрная полоса, и мало свободного времени, но я не отчаиваюсь, и смотрю в будущее с оптимизмом, зная, что когда-нибудь (надеюсь, скоро) она закончится и на моей улице тоже будет праздник.

Я знаю нескольких людей, которые зациклились на своей жизни, постоянно твердят, что всё плохо, ничего не изменить, но они даже не пытаются этого сделать, а способны только вопрошать: почему же всё плохо.Как во всем известном анекдоте: едет мужик в трамвае и думает, жена стерва, дети дураки, работа плохая – а ангел сзади сидит, записывает и говорит, ничего не поделаешь надо выполнять.

Нужно верить в себя и стремиться к цели, а не проживать жизнь как многие окружающие – день прошёл и ладно.Как говорил мой дядя, чтобы чего-то добиться нужно просто захотеть и предпринять для этого все возможные действия и тогда в вашей чёрно белой жизни, будет гораздо больше белых полос.

В заключении, хочу сказать, что считаю, в нашей жизни всё взаимосвязано, уравновешенно и справедливо, как плюс и минус, добро и зло т.е.сколько положительных эмоции вы переживёте, ровно столько отрицательных вам придётся пережить, и наоборот.Я это испытал, так, что знайте, как бы ни была трудна и долга чёрная полоса, за ней обязательно появится белая!

P.S.Сегодня красивая песня группы Юта – Жили-были, хоть она и не новая, но я думаю, очень подходящая для данной статьи.

Черно-белая жизнь

Я даже не очень уверен, что так должно быть…

Иногда все получается далеко не так как хочется, далеко не так.Вам может показаться, что перед вами черный цвет, а на самом деле и совсем не черный.А вдруг? Это не черный, а может быть темно красный или может быть темно синий? Может черный цвет это всего лишь иллюзия? Может черного и вовсе в мире нет.Это только оттенок какого-либо цвета.А теперь представьте, что и вовсе красок нет.Все черно-белое, как старая фотография или может быть старое кино.И сами вы иллюзия и мир ваш иллюзия.

Это было тогда, когда уже вся листва опала с деревьев.Когда все вокруг застыло в ожидании первого снега.И было не понятно, холодно на улице или тепло, грустно на душе или весело.Прохожие все так же куда-то спешили, мелькая мимо в серых плащах и черных куртках.Мои руки облизывала какая-то собака, которую я угостил пирожком.Мм… Наверное, если бы эта собака могла говорить, она поведала мне, как сложно жить на улице, когда ты абсолютно никому не нужен и ты лишь отброс общества, который вынужден рыться на помойке.
Мне давно перестал нравиться этот мир.Если вообще когда-то нравился.Нет, скорее всего, и не нравился.На это у меня даже было много причин и оговорок.
Родился я в детском доме, зимой мать оставила меня на крылечке.Почему оставила? С детства у меня был дефект.Я дальтоник, который совсем не воспринимает цвета.Для меня существует только черный и белый.Всю жизнь меня преследовала мысль о том, что я дефектный.Мне так понравилось это слово с самого детства, когда дети обзывались, и я много плакал.Детство – для меня самое ужасное воспоминание.Я рос слабым, тонким и плаксивым, похожим скорее на девочку, чем на мальчика.Много рисовал, играл на гитаре, много молчал и много слушал.Много было попыток к самоубийству.И мне не везло.Все время меня что-то спасало.Все вело к тому, что я слишком рано повзрослел, годам к 16 мне можно было дать 30.Сравнительно неплохо учился, все так же рисовал.Моей единственной подруге очень нравились мои рисунки, но, увы… Цвета они не имели.Такие же черно-белые как вся моя жизнь.Она говорила, что я прекрасный художник, повторяла мне это не единожды.Я улыбался и кивал, правда, старался не верить.

В 18 лет я покинул детский дом.Подруга была младше меня на год, и я с нетерпением ждал ее.Ждал ее на этой мнимой свободе.Первое впечатление? Как будто дикого зверя привели в город.Я испугался.И что мне делать дальше? Я получил образование, скучное и бесцветное.Я подводил статистику в каком-то здании, скучая целыми днями, практически ни с кем не разговаривая.Много рисовал и много думал.
Яркое впечатление того года – Новый Год, проведенный в одиночестве.На съемной квартире я уронил елку и дом загорелся.Я сидел в углу и плакал, даже не зная, а какого цвета огонь? Даже не пытаясь бежать и спасаться.Просто громко ревел и метался в углу, чувствуя приближающийся жар.Пьяный идиот, который не хочет жить.
Это очень страшно.Очнулся я в больнице, белой и холодной.После того жара, белое холодное помещение… Я почти ничего не помнил, кто меня спас и как это было.Либо я сам? Да.Я сам.Первый этаж, распахнутое настежь окно, неловкий прыжок, прекрасный успокаивающий холод белоснежного снега.Я так хотел там заснуть и остаться… В прекрасном белом снеге, который немного покалывает тело и укутывает дремлющим холодом… Или это покалывающие чувства уколы? А дремлющий холод успокоительное или снотворное? Я хотел жить и прыгнул? Зачем?
Глупый инстинкт самосохранения.

Через какое-то количество недель, дней, а может и месяцев, меня отпустили в мой сгоревший дом.В мой? Нет… У меня нет моего дома.Я сжег чужую квартиру… Я сжег чужие воспоминания.Много истерик в больнице и желание сдохнуть.Именно сдохнуть, потому что другого слова я уже не мог подобрать.Метания по палате, крики и стоны.Мне почти стыдно.Слова медсестры, которые останутся навечно в моей памяти:
– Бедный парень, квартира сгорела, так еще и дальтоник…
Вторая:
– Не представляю, как он живет… Я, наверное, не смогла бы так.
Жалко меня, правда? Жалко?

Наступившее лето, которое так радует всех своими красками.Краски, которые я не узнаю, краски, которые сняться мне по ночам, но я не помню не один из снов.Черно-белые сны…
Краски, которыми я пытался разрисовывать свои рисунки, но небо у меня было красным, а реки желтыми…Подруга, которая наконец-то была рядом со мной… Я так рад, что она рядом.Она – это единственное что у меня оставалось.Я жил у нее, практически сидел на шее, мне было очень стыдно.Но она улыбалась чаще, чем тогда, я сравнивал ее с солнцем, потому что она была такая же яркая… Но серая.Серое, серое, серое… Замкнутый круг, из которого нет выхода.Она много раз пыталась сделать так, чтобы мои рисунки увидели свет, чтобы я был признанным… Ей не удавалось, но она не сдавалась, кричала на критиков, что-то доказывая, а я скромно тянул ее за рукав…
«Дорогая моя, — сказал я ей тогда, — не стоит тратить силы на это… Не стоит.Они тебя не слышат… Не кричи.Видишь, не слышат? Зачем кричать, когда никто не слышит? Дорогая моя…»
Она кричала потом на меня.Доказывая мне, какой я балбес и ненормальный… Да ненормальный.Дефектный.

Наступило время, когда мне самому резко захотелось что-то сделать, чего-то добиться, но знал что шансов очень мало.Я просил ее помощи.
« Покажи мне краски.»
Она отвела меня на безлюдное место, усадив под деревом.
«Смотри, – сказала она, – небо.Оно синее, голубое, фиолетовое, черное.Разное.Понимаешь, разное, как люди.Голубой – спокойный, холодный.Но по мне… Голубой это цвет, когда человек любит.У него становится душа голубая… Красный.Цвет крови.Цвет страсти и боли.Прекрасный цвет, по-моему.Самый яркий, обозначающий что-то видное, заметное.Красный мак, например… Синий.Темнее, чем голубой.Цвет бушующего моря, насыщенный прекрасный цвет… Разные оттенки… Зеленый – цвет зелени, листьев, успокаивающий…»
Она так воодушевилась, что не заметила, что я рыдал… Рыдал, вытирая слезы, потому что мне было стыдно… Потому что мне было больно.
– Хватит! Хватит…
Она повернулась и застыла.Никогда не забуду ее выражение лица.Я сделал ей больно, очень больно…Я увидел, как потух голубой огонь ее души.

День выставки, на которую я зачем-то отправил свои работы.Абсолютно даже не на что не надеясь.Работы, выполненные после того нашего разговора, сделанные, наверное, впервые с тем чувством, которое по сей поры присутствует во мне.Я выразил те краски, о которых ты говорила, через черное и белое.Через то, что я имел.И старался дорожить.
Работы сумасшедшего художника.Так сказала, та женщина, подойдя к моим рисункам.
– Посмотри, это совершенно ни на что не похоже, – шептали они, – что-то совсем некрасивое.Посмотри, у этого человека ноги нет.
– Этот стиль называется дадаизм.Особого старания для рисования таких картин не требует.Так что сама видишь как все по-детски…
Да мои картины были наполнены каким-то ужасом.Страхом.Отвращением.Тем, что окружало меня всю жизнь.Уроды, неполноценные.Дефектные.Все такие же, как я…
Конечно же, никому это не понравилось.Я пришел уже пьяным, тащил картины за собой как попало.Зачем их беречь? Ее не было дома.Я сел в углу и начал разрывать рисунки, нервно смеясь.Снова эти мои, истерики.Беспричинный смех, слезы, а затем уже хохот и крики, пьяные всхлипы… Я отвратителен.Я сам себе был отвратителен.Она пришла, когда я уже резал вены, разрывая кожу руками, капая на запястья слезами.Ревел и стонал, что-то кричал невнятное…
Ее крик.Отбирает у меня нож, пытается схватить меня за запястье…
– Отстань! Уйди! Уууууйдиии.
Махал руками, пытаясь ее отстранить… Но в то же время боялся сделать ей больно.
– Пожалуйста, дай мне умереть… Пожалуйста, я хочу, всегда хотел.Я отвратителен… Я никчемный…Я урод… Пожаааалуйстаааа…
Протяжный вой, захлебнувшийся слезами.После истерик, я становлюсь опустошенным.Спокойным и как будто из меня утекли все силы.Безразличным, тихим, очень страшным… Она перевязывала мои раны, стараясь не реветь.А я старался не смотреть на нее, чтобы самому не начать все с начала.Я так боялся сделать ей больно… Не хотел чтобы ей было страшно.Я хотел, чтобы она всегда улыбалась.
– Что же ты… делаешь? Я же… Идиииот…
Посмотрела мне в глаза, яростно.
Прости меня….
Я это хотел сказать.Но не сказал.Только опустил голову.Тихо сидел, боясь шевельнуться или вздохнуть.
– Слушай меня внимательно.Каждый человек, для чего-то нужен.Каждый! Каждый человек разный.Каждый! Ты не исключение.Нет! Ты даже лучше многих! Лучше, чем кто-либо мне встречавшийся… Самый лучший.Самый добрый, самый заботливый.Прекрасный.И пусть даже у тебя что-то не так… И пусть.ТЫ МНЕ НУЖЕН ТАКИМ КАКОЙ ТЫ ЕСТЬ, Я люблю тебя, дурак…Пожалуйста…
Она заплакала, я ее обнял…
Прости меня….Опять не сказал… Прости, черт возьми! Почему не могу сказать, почему?
– …никогда…
– Что?
– Никогда больше так не делай.Никогда! Пожааалуйста!
– Да.И ты… Меня…
Не скажу… не скажу… Что мне мешает, какой-то ком в горле…
–Да… Прощаю.

Прощаю… Господи… Прекрасное слово «прощаю»… Пожалуйста, всегда меня прощай, прощай меня, такого ненормального идиота.Всегда прощай.
Это было, когда улыбался
Только мертвый, спокойствию рад…
А.А.Ахматова.«Реквием».

Месяцы прошли или больше я не помнил… Я просто жил, так как она этого хотела, рисовал, работал.Наверное, это то состояние счастья и спокойствия, которого мне так не хватало.Что-то обманчивое было вокруг и навязчивое.Но я старался не думать об этом и наслаждаться теми чувствами, что наполняли меня в те моменты.Я все ждал того момента, когда я стану нужным, для кого-то еще, помочь кому-то еще… Все мне дураку, было мало.
Каждый раз с дрожью я вспоминал все свои истерики, все свои попытки к самоубийству и старался простить себя самого.В душе я себя очень сильно ненавидел, но старался, ради нее, быть радостным.Ради нее… Я бы больше не смог видеть ее глаза полные отчаяния.
Снова была осень, дни становились короче, пасмурнее, серее.Почему-то больше всего я любил осень, когда природа теряла свои краски и покрывалась дымкой смерти.Наверное, все это ужасно походило на меня.Я, конечно, люблю говорить об этом больше всего.Меня всегда жалели.
Недавно познакомился с одним парнишкой, совершенно случайно, тот был старше меня, но при этом казался очень наивным.Что-то читалось в его взгляде, что-то, что меня привлекло.Какое-то отчаяние, как у потерявшегося ребенка.Он стоял возле стены в метро и рассматривал рисунок на ней.Я подошел, а он вздрогнул.Я прикоснулся к стене, водя пальцами по рисунку, отслеживая линии неизвестного художника.
– Как будто нарисовано кровью, – прошептал он.
– М? – Я вглядывался в рисунок и пытался понять, о чем он, – Красная краска?
Он посмотрел на меня и не понял.
– Ну да.
Я улыбнулся.
– Наверное, скорее бардовая, да и в метро темновато, поэтому выглядит зловеще.Но в этом рисунке не это интересно, ведь так?
– Мне не нравится.Слишком уж жутко.Не люблю, когда люди рисуют подобное или говорят об этом.
– Но ведь автор этого и хотел? Чтобы мы задумались…
– И как его не поймали? – Он задрал голову, вглядываясь в верхушку рисунка.
– И услышит Бог ваши грязные сердца… – прочитал я надпись выше рисунка, а парень снова вздрогнул, словно я касался чего-то его личного.Он нервно вытащил сигареты, закурив и предложив мне.Я отказался.
– Люди любят ковыряться в Библии, потом цитировать и пугать людей.
– Грязное сердце?
Я слишком недобро улыбнулся, и парень сглотнул.
– О чем ты? – Он улыбнулся, – Нет, я думаю, что нужно попросить кого-то из персонала, чтобы рисунок замазали.
Я облокотился об стену, думая о чем-то своем.
– Было время, когда я думал, что мир вертится вокруг меня и все неприятности сыпятся только на мою голову.Я думал, что я вроде как магнита, козла отпущения.Я думал, что жить долго это глупость и что мне страшно.Я тоже что-то вроде художника, и тоже рисую в подобном стиле.Мы не ангелы, парень.
Через пару часов, оба пьяные мы ехали почему-то к нему домой, весело выкрикивая какую-то песню.
Сознание сдвинулось куда-то в середину и не хотело возвращаться обратно, как бы я не старался.В темноте у него в коридоре я шептал ему на ухо: «Мне надо быстрее протрезветь».Я помню, он улыбался.Кажется, я был пьянее.
Он набрал мне ванну, пустил меня туда.На секунду мне показалось, что вода в ванной зеленоватая.Хотя откуда я знал, что такое зеленый?
Парень вышел, закрывая за собой дверь.
– Только не утони.
– Подожди… Ванна у тебя какого цвета?
Он рассмеялся.
– Ты часто задаешь странные вопросы.Белая, как у всех.Галлюцинации?
Я молча раздевался, и было все равно, что рядом стоял парень, мне казалось, что если я погружу тело в воду, то сознание встанет на место.
Парень сел рядом с ванной, шумно выдыхая дым из легких.Какой он, дым? На запах отвратителен… На цвет серый.
– Расскажи мне о своих картинах.
Я помолчал, закрыв глаза, посмотрел, как пляшет сознание, как в калейдоскопе… Калейдоскоп… Мне говорили он такой разноцветный.
– Стиль… наверное, постапокалиптика.Дадаизм, абстракционизм.Символизм… мм… Я вижу все не так как остальные.Так уж получилось, что в моей голове нет красоты.Я не понимаю красоту заката, цветов, неба.Все что я вижу это серость, убогость… Так все кружится…
Я поморщился, брызнул водой себе в лицо.Он неожиданно перевалился через бортик ванны, посмотрел на меня.
– Во мне тоже убогость? Ничего красивого?
Я приоткрыл глаза, посмотрел на него.На вид лет двадцать.Может больше.Симпатичный, в глазах потерянность, как у котенка на улице.Волосы светлые.Мм…
Однако.
– В людях вообще ничего красивого нет.Люди.Страшнее я и не видел ничего.
Он смеялся.Склонив голову на бок, смеялся.
– Мне, знаешь… Врачи говорят, что могу умереть в любой момент.Легко.Быстро.Что-то с сердцем, – он неопределенно махнул рукой.– А мне 21, знаешь.Жить хочется.Я люблю играть на гитаре.Люблю свою жизнь, хоть она и беспросветная.А то, что люди страшные ошибаешься.
Он встал, шагнул прямо в одежде ко мне в ванную.Я испугался, попытался встать, но поскользнулся.Парень сел на меня, нагнулся к лицу.
– Хотя вру.Люди страшные.Каждый из нас, начиная с раннего возраста.Сейчас я страшный и ты боишься меня.Я пьяный на самом деле, прости, что пугаю.Ты нравишься мне… Я немного того… – он ухмыльнулся.– Не знаю… Мне одиноко, страшно.Я боюсь.Ты надежный.
Я не понимал о чем он.Сил спихивать его с себя не было, говорить что-то тоже.Я тихо промямлил через силу:
– Живи не ради себя, а еще ради кого-то.И я не надежный.
Потом я утонул куда-то в пустоту, выдохнув, как мне показалось, в последний раз.

Я лежал на кровати где-то, когда-то.Голова болела, а мир все так же крутился.
– У тебя все руки в шрамах.Самоубийца со стажем?
Я вздрогнул, приподнялся.Увидел какого-то парня, сфокусировал зрение.Начал понемногу вспоминать.Тихо, хриплым голосом ответил:
– Да.
– Зачем?
Казалось, на такой простой вопрос я должен был ответить сразу.И вправду: зачем?
– Жить было бессмысленно.
– Я жить хочу, но мне умирать скоро… Ты не хочешь, а жить тебе еще долго.Ну и где она, хваленая всеми справедливость.

Я еще тогда и не знал, что он был не прав.
Ничего не менялось и спустя два года.Спустя эти два года и умер этот парень.Сердце исполнило свой последний предсмертный ритм и успокоилось.

Месяца два перед этим у нас состоялся очень интересный разговор.Мы были друзьями все эти два года, терять друга невыносимо… Пусто становится именно там, где находился этот человек в твоей душе.И сосет пустота изнутри, съедает.Я поддерживал себя только мыслью о том, что смерть была не мучительной, он не лежал на больничной койке, не жил на лекарствах, ходил, улыбался, жил.Последние удары сердца прозвучали быстро, он даже не успел понять, что умер.Без судорог, без мук, быстро и красиво.Я не раз видел, как умирали люди, некоторые синие с вывалившимися языками, или с нелепо вывернутыми конечностями.С приоткрытыми глазами, в которых читалось удивление, с рукой положенной на сердце он сполз вниз, вздохнул в последний раз.И еще я надеялся, что душа этого хорошего человека возродилась где-то в прекрасной стране, в прекрасном городе, помню ему хотелось в Италию.Так вот, мне хотелось, чтобы в момент его смерти родился маленький итальянец с таким же чистым разумом.При этих размышлениях сдавило грудную клетку.
Так вот, разговор как всегда был содержателен, по-другому мы не умели.
– Если бы ты знал, что через месяц тебя не будет, чтобы ты сделал?
– Я бы стал счастливым.
Ответ был короток, но именно этого я бы захотел.Именно к этому стремился.
– А я бы наполнил свою жизнь большим смыслом, чем есть сейчас.
– Как?
Я немножко улыбался.Этот человек… Он дарил мне радость.Он… Я честно не могу передать словами, что он значил для меня.Он был для меня почти всем.Родным, близким.Был частицей того счастья, к которому бы я стремился, если бы умирал.
– Это тайна.
Он рассмеялся, увидев мое недовольное лицо.
– Это все конечно хорошо, но я не знаю, когда умру.Может даже завтра меня собьет машина или упадет на голову цветочный горшок.
– Прекрати, – он поморщился.– Я знаю, сколько ты проживешь.
– Сколько?
– И тебе будет интересно?
– Что? – не понял я.
– Жить дальше, что.Вся прелесть в том, чтобы не знать.Представляешь, как плохо было Вольфу Мессингу или той же самой Ванге.Они все знали наперед.Кто придет править правительством после этого, нынешнего правителя, когда кончится нефть и прочую чушь…
– Кант.
– Не обзывайся.
Он закусил губу, для того чтобы не расхохотаться.
– Я уважаю Канта.
– Это лестно.Значит ли это, что ты уважаешь меня?
Я смолчал.Он и так знал ответ.

Ты будешь жить на свете десять раз,
Десятикратно в детях повторенный,
И вправе будешь в свой последний час
Торжествовать над смертью покоренной.
У.Шекспир.

– П-помогите, пожалуйста.
Я сидел на скамейке, читал книгу, когда раздался этот голос с легким заиканием.Была ранняя весна с огромными лужами, с ласково греющим солнцем.Передо мной стояла девушка в сером пальто, слегка склонившись.
– Амм..Простите, что вы сказали?
– Н-нет-нет, это я д-должна извиниться… Что отвлекаю.Я п-потеряла тут ручку… Она очень д-дорога мне, п-простите..Но зрение у меня неважное, п-помогите найти…
Я поднял на нее глаза и внимательно посмотрел.Экзотика.Она была экзотично красива.Заикание добавляет шарма, тоненькая фигура грациозности.Я невольно ее беспардонно разглядывал, она отвела глаза.Но, похоже, не из-за стеснительности, а по какой-то другой мне неизвестной причине.
– Конечно.Как выглядит ручка?
Она выдохнула, как будто ей было трудно говорить, медленно заговорила, борясь с заиканием:
– Тонкая.Красивая.Яркая.На ней такой красивый разноцветный в-восточный узор…
Для меня это было сложно.Разноцветная.Для меня все серо…Но помочь очень хотелось.
– У меня, правда, тоже некоторые проблемы со зрением, но с удовольствием помогу.Четыре глаза лучше, чем два, – я искренне улыбнулся.
Она вздернула левым краешком губ.Наверное, это у нее считалось за улыбку… Девушка определенно мне понравилась.
– Эту ручку мне п-подарила мама… Она умерла, уже давно.Память.
Я заметил, что когда она говорила короткими фразами, не заикалась.
Я кивнул, ответив:
– Понимаю.Такие вещи очень дороги нашему сердцу.
Ручку мы нашли.Она снова улыбнулась мне левым краешком губ, поблагодарила.Сложно было, правда, искать серую ручку в серой траве, среди таявшего серо-грязного снега.
Девушка-экзотика уходила.Нужно было что-то делать.
– Подождите! Подождите…
Она остановилась, обернувшись, посмотрела на меня с любопытством.
– Может, сходим, выпьем кофе?
Девушка подошла ближе, сказала
– П-пытаюсь завязать с кофе… Но голова разболелась, т-так что с удовольствием.
Мы сидели, пили кофе, а девушка водила по чашке ногтем и смотрела куда-то в пустоту.Говорить не хотелось, но просто молчать было тоже глупо.
– Можно узнать ваше имя?
Она улыбнулась шире, чем обычно, как будто обрадовалась вопросу.
– Можно.Только н-назовите первое женское имя, к-которое вам придет в г-голову, и я скажу, как меня з-зовут.
– Мм… Олеся?
– З-значит, буду Олесей.Мое имя с-слишком сложное для русских.В-вас?
– Нет, вы обещали сказать… Скажите, мне очень интересно.
– И л-любопытно к-конечно же? К-кэй.
– Красивое имя.Вы откуда?
– С в-востока.Неважно.Г-главное что сейчас я с-сижу в русском к-кафе.Ваше имя?
Я назвал свое, она приподняла голову, как будто что-то припоминала.Вздохнула, тихо сказав:
– З-зачем позвали меня в к-кафе?
Я пожал плечами, затем сказал первое, что пришло в голову:
– Просто увидел вас и понял, что нельзя вас отпускать.
Сказал, и подумал какой я идиот.Что как жил идиотом, так и умру.Она же, Кэй, наклонилась вперед, снова вздернула левым уголком губ, произнесла медленно:
– Д-давай тогда на ты.Р-раз так… На в-востоке, подобные с-слова имеют б-большой вес.Т-ты расскажи мне что-то о с-себе, п-пожалуйста.
Она была странной.И эта странность мне нравилась.Еще мне казалось, что когда она говорит, насмехается надо мной, над всем что существует.Когда она говорила, редко смотрела в глаза, немного скашивая их в правую сторону.Каждая ее особенность была мысленно отмечена в моем мозгу, ее экзотичная внешность, заикание, редкие взгляды, усмешка, как она поправляет волосы, как она движет руками.Сколько у нее колец, какие у нее серьги, как все выглядит, я пытался все это запомнить в те моменты, когда говорил.Мне казался необычным и ее голос, хот никакого акцента не наблюдалось и ничего необычного в интонации тоже.Сама манера говорить казалась мне интересной.Я был уверен, что если бы не заикание, она бы красиво пела.Я о многом передумал в те моменты, когда сидел с ней в кафе.
Я рассказал Кэй о том, чем занимаюсь, что у меня нет родителей, что я рисую.Когда я говорил, она поглядывала в сторону, сложив руки под подбородком, редко бросая на меня взгляд.
– Обязательно п-покажешь мне свои р-рисунки.
Я кивнул, выжидающе посмотрев на нее, приготовившись слушать о ней.
– Я родилась на в-востоке.Или юго-востоке, не важно.Меня увезли оттуда, д-давно.Так что Р-россия моя родина.Заикаюсь, п-потому что упала с лошади, п-прикусила язык.Страшно б-было, д-думала совсем не б-буду говорить.М-мечтаю вернуться в то место, г-где родилась.Иногда п-перестаю з-заикаться, ходила к врачам, они никак не м-могут объяснить сей феномен.Иногда знаешь… Хочется п-проснуться и не заикаться, или открыть г-глаза и видеть все четко, ярко.Я как будто стала г-героем того романа, к-который так люблю.
«Или открыть глаза и все увидеть в цвете», – подумалось мне.«Увидеть какого цвета ее глаза.Хотя бы это».
Она просила показать ей мои картины, но я не мог выполнить этого по двум причинам: там в квартире была моя подруга, которая думает, что я люблю ее не как друга, а тут я привожу другую девушку, которую несомненно полюбил… Так сразу и неожиданно.Еще мои картины были ужасны, я знал это, как бы мне она не твердила об обратном.Потому что говорила она одна об этом, против тысячи тех, кто искренне ужасался.
«Отрицание своего дарования — всегда ручательство таланта».
Я вдохнул полной грудью, сидя с Кэй в маршрутке, думал о том, что для меня значит моя подруга.Какое-то время для меня она была единственным человеком на всей планете, но спустя некоторое время, она мне надоела.Когда я пришел к этой мысли у меня расширились зрачки, я даже почувствовал это.Подумал о том, какой же я ужасный человек, раз так думаю про единственного человека, который всегда мне помогал, был рядом, когда мне было это необходимо.Но теперь, по сравнению с этой девушкой-экзотикой, моя подруга казалась мне пустой.Я просто отчетливо понял: эта девушка, которая сидит рядом со мной в маршрутке, единственная кого я хочу видеть рядом.

Проживая дальше свою жизнь, я с каждым днем все отчетливее понимал, что ничего не знаю ни об этом мире, ни о девушке, с которой жил.С того дня как я с ней познакомился, она все еще казалась мне девушкой-экзотикой.Если меня спросят, что это за девушка, я с легкостью могу описать ее внешность с подробностями, что она любит-не любит, но сказать что она за человек не могу.Она представляла собой бесконечно толстую книгу – с каждой страницей открывалось что-то новое и непонятное.Она приносила в мою жизнь смысл и интерес.Жить с ней было трудно.Я боялся все время что-то сделать не так, но все равно что-то делал неправильно.Тогда и начинались настоящие трудности проживания с ней.Она заставляла меня переживать и мучится, жить.Да, несмотря на все трудности, я жил.По-настоящему.Я любил ее.Любила ли она меня? Сложный вопрос.Когда-то говорила это тихо, с уверенностью.Сейчас не говорит.И понять, что она чувствует, было невозможно.Хотя, в те моменты, когда она бурчала: «П-придурок», я чувствовал не оскорбление, а ее не безразличие ко мне.
Как-то она сидела и не с того ни с сего сказала:
– П-пять минут.
– Что пять минут?
Я посмотрел на часы, 15:19.Никакого намека на пять минут.И сидели мы уже долго.Что пять минут? Она часто давала мне такие головоломки, разгадать которые могла только она.
– П-пять минут – это пять м-минут.Ну, если т-тебе угодно 350 секунд.
Пять минут? 350 секунд? О чем она? Я чувствовал, как она начала меня дурачить и я начал закипать.
– Что значат для тебя 5 минут?
– А для т-тебя?
Я хотел встать и тряхнуть ее за плечи.
– Пять минут, ну просто… Пять минут.
Я чувствовал весь каламбур и нахмурился.
– Вот и я о т-том же.Пять м-минут – это п-пять минут.
Я нервно сжал пальцами край стола.
– Тогда к чему это все?
Она посмотрела на часы.15:20.Глупый спор занял минуту.
–Обрати внимание, с-сколько мы сидим вместе.Долго.А живем в-вместе? 5 месяцев? Сколько б-было в нашей жизни пять м-минут?
– Много.
– Я не слежу за в-временем.Почему?
Она совсем меня запутала, и я не знал что отвечать.
– Не знаю.
– Я счастлива, п-придурок.
Она встала из-за стола и вышла с кухни.Я сидел и считал, сколько это пять месяцев… Ну, примерно 150 дней.3600 часов.216000 минут… Если я правильно считал.И примерно 43200 раз по пять минут.
Сорок три тысячи двести счастливых пятиминуток?
Моя любимая Кэй, завтра я сделаю тебе предложение.

Она лежала на кровати рядом со мной, тихо и часто дыша.
– Кэй… Скажи мне, для чего я есть?
Тут видимо была моя очередь поморочить ей голову, как она это искусно делала со мной.
– Чтобы д-делать счастливыми и не счастливыми т-тех, кто находится рядом с т-тобой.Тех людей, что т-ты встречал, к-коснулась нить т-твоей судьбы с их нитью, и некоторым образом п-переплелась.А м-может затем и распуталась.Или… – она немного помолчала, – быть родителем того, кто будет в-важен для судьбы м-мира.
Тут я заметил кое-что странное в ней, а именно некое возбуждение.Она села в кровати, начала долго и быстро говорить, заикаясь на каждом слове, что с ней случалось редко.Я слушал и улыбался.Она все-таки необыкновенна.
Прошло 2 месяца с тех пор как мы поженились, тихо без больших сборищ.Она позвонила лишь отцу, я немного поговорил с ним, приятный человек, спокойный.Она не позвонила сестре, потому что, как она объяснила, у них разные дороги.Мне же звонить было некому, да и не хотелось кому-то сообщать.И вот уже два месяца мы живем счастливо в браке.Да, теперь я был уверен: я счастлив.Я так мечтал об этом, а оно пришло так тихо, незаметно, что я сначала и не понял.Нет, с такой девушкой, как Кэй, жизнь нельзя было назвать скучной, пресной или серой.У нас редко заходили разговоры о том, какая сегодня погода, что идет по телевизору, или как дела, что делаешь.Если у нас и начинались разговоры, то с чего-то неожиданного и необычного:
– Ты знаешь, м-многие, кого бы не н-написал художник Репин, в б-ближайшие дни умирал? Написал М-мусоргского и тот умер.Н-написал Писемского – и этот умер.

А на следующий день она заявила:
– Я б-беременна.И я хочу в-вырастить своего ребенка на своей родине.
Мне казалось, что я падаю со стула.Но я сидел.Своего? На родине? Я ведь так и не узнал, где она находится эта родина… Своего ребенка на своей родине?!
Я вскочил, опрокинув стул.
– Своего? На своей родине? А я что уже пустое место?
Ее глаза зажглись каким-то странным огнем, она тоже встала.
– Своего.На родине.Без т-тебя.
– П-почему?
От волнения я тоже стал заикаться, я буквально чувствовал, как счастье утекает сквозь пальцы, как песок.
– У нас д-дальше разные д-дороги.У т-тебя, у моего… нашего ребенка, у меня.
– Почему?!
– Я больше не люблю т-тебя.
Я сел, нет, я упал на пол, больно ударившись, но, не заметив этого.Я что-то хотел сказать, но вместо этого беззвучно шевелил губами.
Она присела рядом, заглядывая мне в глаза.
– Я уверена, что у н-него будут твои г-глаза.Г-глубокие, светло-серые.Надеюсь, он не б-будет дальтоником.В-вероятность мала.Я ухожу, извини, т-так надо.
Мне хотелось вжаться в угол и ничего этого не слышать, хотелось ударить ее так, чтобы она тоже почувствовала всю боль что я испытываю.А она так спокойно все это говорила, воспринимала! Ей как будто плевать на меня! Но ведь еще вчера, мы были счастливы, еще пять минут назад были счастливы.Что же поменялось?
Я вдруг вспомнил, что через пару дней мне будет 22.Что я никогда и не праздную день рождение.И что оно пройдет хуже всех остальных… Мне стало жаль самого себя до слез.Я не знал, что могло быть ужаснее, чем это.Потеря любимого человека, последнего человека в моей жизни, и моего ребенка… Которого я только что приобрел и тут же потерял.
– Что случилось? Почему все поменялось.
Безжизненный голос, серый, бесцветный, как вся моя жизнь… Какого же цвета у нее глаза, черт возьми!
– Ты скоро в-все поймешь.
– Пошла ты! Скажи хоть один раз нормально, без твоих дурацких загадок, без недолмовок! Объясни мне! Я ничего не понимаю!
Я сорвался на крик, закрыв глаза руками, стараясь не зареветь или не рехнуться.Мне казалось, что такая поза не даст мне сойти с ума.
Сквозь щелку, я разглядел, как она прикусила кончик пальца и из него заструилась кровь.В моем мозгу что-то вспыхнуло и тут же погасло.Я сорвался с места, бегая по квартире, в поисках ножа.
Я больше не хочу жить.
Так не хочу.
Я без нее мертв.
Я больше не хочу жить.
Ее тихий размеренный голос, без заикания сказал мне, так как будто он прямо у меня в голове:
– Не стоит этого делать.Так ты проблему не решить.Умирать тебе не сегодня.Твой ребенок будет легендой, но он должен расти без отца.Ты ничему его не сможешь научить.Люди в моей стране научат.Россия твой дом.Когда ты умрешь, я обязательно вернусь.
Каждое ее слово казалось мне бредом, таким бредом, которого я никогда в своей жизни не слышал.
Затем в моей голове раздалось непонятное эхо, и я уже не помнил, что было дальше.

Сегодня мне 22.Да, вроде бы сегодня.Это не имело никакого значения.
По почте я получил открытку с фразой: «Она уходила на восток, он уходил на запад».
Фраза из какой-то книги, но из какой я не помнил.Мне было все равно.Обратного адреса не было, на почте сообщили, что адресат пожелал скрыть свое местоположение.
Конечно, она подумала, что я захочу ее вернуть.Но на самом деле не хотелось.
Мой западный городок убивал меня своей серостью.Я достал из стола компас, определил, где находится запад.Вышел из дома, держа в руках компас, все время, идя на запад.Странная картина была, наверное, парень, у которого в руке компас идет не оглядываясь.
А сегодня мне 22.Очень мало по земным меркам, но мне хватало.Эти 22 были для меня как 82.
Я вдруг вспомнил своего старого друга, который умер, как мне кажется, уже давно.
Он говорил мне как-то так: «Я хочу жить, но мне осталось мало, ты не хочешь, а жить тебе еще долго».Он умер в 23…
Все разбежались.Все те, кто был мне дорог.
Я все еще двигался на запад.Был закат, холодно.В кармане зазвонил телефон, и я кинул его в сугроб, даже не посмотрев на номер.
«Пока делай вид, что умер».
Я начал припоминать, это были строки из любимых книг Кэй.Но автора запамятовал.Не русский.С востока.
Я все еще шел на запад, темнело.
Как же зовут этого автора.
На западе, дорогу перебегал мальчик лет девяти, и быстро, ему наперерез, двигалась машина.Мысленно я все еще перебирал имена писателей, когда уже сам бежал на дорогу.Толкнул мальчика, падая на проезжую часть.В голове вспыхнуло: «Харуки Мураками.Восток».

На западе, чье-то тело лежало под колесами машины, мальчик на обочине испуганно всхлипывал.
Где-то в белоснежных сугробах звенел мобильник, надрываясь.
Где-то под землей, лежало чье-то тело и не знало обо всех этих событиях.
Где-то на востоке, у окна, стояла девушка с зажатым в руке телефоном, тихо плакала.
В ее чреве, спокойно спал ребенок.

Обо всем этом я, конечно же, уже не знал.Мои ребра сломали колеса машины.Я никогда не услышу, как мой ребенок называет меня «папа».Я больше никогда не увижу девушку-экзотику, которую так отчаянно любил.И жаловаться, на то, что я дальтоник, уже не стоит.Я больше уже ничего не увижу.
Главное, я был счастлив 7 месяцев.Примерно 210 дней.Это огромное количество счастливых пятиминуток.
Я хотел, я стал счастливым.Мой друг ошибался, я прожил меньше него.И благодаря мне жив этот мальчик.Я жил 22 года не зря.И я знал, что она приедет сюда, чтобы похоронить меня.
Теперь вся моя жизнь, до этих семи месяцев, казалась мне неправильной и глупо прожитой.Все что останется от меня, это мои уродливые картины, живой незнакомый мальчик, мой ребенок, который должен стать легендой.
Но за секунду до смерти, я понимал, мир прекрасен.
Теперь мне интересно, знала ли она, о том, что произойдет? И уехала, потому что знала, что все так случится? Она была странной, и иногда предсказывала некоторые события.
И из какой страны ты, Кэй.
Герою пришло время умирать.

Рейтинг автора
Автор статьи
Валентин Пырьев
Написано статей
1036
Ссылка на основную публикацию